Живущие в воде. - 18 Февраля 2011 - Соседи по планете.
Соседи по планете.

Главная | Регистрация | Вход
Понедельник, 05.12.2016, 05:28
Приветствую Вас Гость | RSS

Меню сайта
Вход
Поиск
Реклама
Главная » 2011 » Февраль » 18 » Живущие в воде.
10:44
Живущие в воде.

Лежбище моржей

 

     Неизгладимое впечатление производит лежбище моржей, распространенных по мелководным окраинам Северного Ледовитого океана и соседним участкам Атлантики и Баренцева моря. Очень плотно друг к другу, вповалку лежат сотни огромных, весом до полутора тонн, мощных туш с тяжелым, плотным костяком, одетых в толстую голую шкуру желтоватого цвета. При нехватке места звери, бывает, устраиваются даже в два слоя — годовики поверх взрослых животных.

 

     Лежбище постоянно "шевелится" : одни моржи уходят в воду, чтобы остыть и подкрепиться, другие возвращаются, чтобы соснуть часок-другой, и пробираются к своему месту по спинам спящих. Те отвечают им незлобным урчанием, но время от времени между секачами вспыхивают мгновенные яростные ссоры, тогда в ход пускаются мощные бивни. Над лежбищем стоит неумолкающий шум, слышный за сотни метров: низкое утробное урчание, фырканье, громкое сопение... При внезапном испуге вся лежка приходит в волнение, звери стремятся побыстрее уйти в воду, не разбирая пути, прямо по тушам соседей, порой давя совсем маленьких.

 

     Этим пользуются белые медведи, охотясь на моржей. Хищник открыто подходит к небольшой группе моржей, лежащей на льдине, и пытается испугать их, чтобы те, кинувшись в воду, задавили какого-нибудь детеныша — вот и готово пиршество. В воде моржи медведей не боятся, но там их подстерегает гораздо более мощный зверь — кит - косатка. Группа из 10-15 косаток окружает плывущую группу моржей, несколько косаток врываются в середину стада, разбивают его на несколько групп, а затем одну из них растерзывают практически полностью, остальные животные тем временем спасаются паническим бегством.

 

 

 

 

ТЮЛЕНЬ С МЕДВЕЖЬЕЙ ГОЛОВОЙ

 

      Несколько мельче моржа еще один ушастый тюлень, обитающий в северных водах, — сивуч, самцы которого весят почти тонну. У них мощно развита передняя часть туловища, особенно шея, и лобастая, почти медвежьего склада, голова: сходство особенно подчеркивается, когда буровато-рыжий самец разевает пасть и обнажает мощные клыки. Самки, как это водится" у животных, образующих на период размножения гаремы, чуть ли не в два раза мельче, да и стройнее: у них не бывает такой мощной, толстенной шеи, которой самцы бьются при выяснении отношений.

 

      Для своих лежбищ эти животные выбирают довольно странные и, на первый взгляд, не самые удобные места — небольшие труднодоступные скалистые острова, окруженные рифами каменистые мысы, обрушенные землетрясениями каменные завалы в прибойной зоне. Зато там они чувствуют себя в безопасности, никакой хищник их не достанет.

 

     Самцы на лежбище ведут себя агрессивно и неспокойно, постоянно отстаивают от посягательств других самцов свой клочок каменистой суши, громко ревут густым, протяжным басом. Их голоса слышны за несколько миль, в спокойную погоду перекрывая шум накатывающихся волн. Выходя из моря после кормежки (а едят они мелкую рыбешку и головоногих моллюсков), звери карабкаются вверх по отвесным рифам, чтобы через час-другой опять бесстрашно броситься в воду с высоты 5-10 метров, на мгновение распластываясь в воздухе с расправленными передними ластами и с шумом обрушиваясь в кипящие буруны.

 

     Могучие звери человека не очень боятся, особенно в воде. Без всякого страха сивуч всплывает, отфыркиваясь (прямо у борта небольшого ботика можно рукой достать до его лобастой головы), внимательно всматривается в людей и спокойно уходит обратно под воду. В местах рыболовства эти громадные звери просто "паразитируют" на людях. Умные животные кружатся в воде неподалеку от траулера, но стоит им заслышать шум заработавшей лебедки, как они тут же устремляются к поднимающемуся тралу с богатым уловом. Одни рвут сеть снаружи, доставая рыбин, другие, отчаянные смельчаки, забираются внутрь трала, чтобы насладиться дармовой добычей. Правда, иной раз они платят за это пиршество неприятными минутами неволи: вместе с тралом их вытягивают на палубу. Но вид этих огромных зверей столь свиреп, они так устрашающе ревут и кидаются на людей, что рыбаки предпочитают дать им поскорее соскользнуть обратно в море.

 

     Близкий родич сивуча — морской лев, более мелкий, изящный и более смышленый. Именно его вы можете видеть в представлениях, устраиваемых в цирках или океанариумах. Поражает ловкость, с которой эти животные выполняют разнообразные трюки — ходят на передних ластах, балансируют мячом на кончике носа. А ведь в природе морские львы ничего подобного не делают, всему этому они научаются от людей!

 

     Много меньше размерами, в сравнении с сивучом и морским львом, морские котики, названные так за короткую приостренную морду с большими грустными глазами и свисающими вниз жесткими усами. Эти морские звери на период размножения тысячами выбираются на плоские береговые пляжи, где мощные самцы-секачи формируют свои гаремы. Над таким лежбищем стоит неумолчный шум, в котором смешиваются басистые позывы секачей, голоса самок и похожее на овечье блеяние детенышей, которых за окраску меха называют "черненькими".

 

Кольчатая нерпа

     Кольчатая нерпа, распространенная в северных широтах, — многочисленный и самый обычный из настоящих, или безухих, тюленей. Она названа так за особенности окраски; поморы называют его также "акибой". Тело, весящее под 100 килограммов, почти каплевидной формы, выглядит как бы надутым из-за толстого, ровного слоя подкожного жира и короткой, плотно прилегающей шерсти. Эти тюлени, как и многие их родичи — лахтаки, тевяки и другие, — заядлые индивидуалисты. Даже когда они собираются во множестве в ледяном крошеве у берегового припая, то и в этих скоплениях каждый — "сам по себе", не обращает на соседей никакого внимания.

     Живя постоянно среди льдов, кольчатая нерпа, как и другие тюлени — обитатели северных вод, приспособилась проделывать во льду отверстия, через которые она дышит или вылезает на лед. Поморы так их и называют: одни отверстия — продухи, другие — лазки. Пока лед тонок, животное легко продавливает его, проваливаясь в воду в любом удобном месте, или пробивает головой при выныривании. По мере того как ледяной панцирь становится толще, тюлень все чаще пользуется двумя-тремя излюбленными местами, следя за тем, чтобы они оставались открытыми даже в самые лютые морозы. Акибы стараются находить для отверстий места поукромнее — среди торосов, под которыми иногда остаются ниши и пустоты, достаточно вместительные для одного зверя. Продух размером невелик, всего 10-15 сантиметров в диаметре — вполне достаточно, чтобы нерпе выставить из воды кончик морды и вдохнуть свежего воздуха. Лазка диаметром побольше, но все равно не слишком велика, только-только тюленю протиснуться. От брызг воды и осколков намерзающего льда по краям отверстия нарастают невысокие стенки — получается небольшой кратер. А когда метели нанесут снега и прикроют лаз сводом, заиндевевшим снизу от дыхания животного, отверстие во льду становится совершенно незаметным издали.

 

     Этим "строительные способности" акибы не исчерпываются. На время самки нередко устраивают настоящие "родильные дома" — подснежные логова. Животное находит большой снежный надув где-нибудь между торосами неподалеку от лазки и, если снег достаточно рыхл, просто вклинивается в него, помогая себе лапами. От тепла тюленьего тела снег несколько подтаивает и покрывается тонкой корочкой льда — получается вполне вместительная "гнездовая камера", свод которой столь прочен, что выдерживает вес взрослого человека. Такие логова укрывают маток с тюленятами не только от непогоды, но и от рыщущего во льдах в поисках пищи белого медведя.

 

     Тюлененок большую часть времени проводит во сне. Проснувшись в одиночестве, он через какое-то время начинает искать свою мать, и часто, не дождавшись ее, ползет к лазке и, заглядывая в воду через отверстие во льду, ждет появления кормилицы. Если ожидание становится слишком долгим, белек зовет, мать — его крик похож на плач ребенка. Первые несколько недель своей жизни белек совершенно "сухопутен": его мех быстро намокает, поэтому в воду он начинает уходить только после первой линьки, когда сменяет детский наряд на непромокаемый взрослый.

 

     В отличие от акибы, обыкновенная нерпа размножается на суше. Детеныш ее рождается уже одетым в плотный "взрослый" мех, успев сменить бельковый наряд в утробе матери. И по цвету, и по водозащитным свойствам его меховой покров почти не отличается от взрослого. Поэтому тюленнта уже через несколько дней после рождения могут принимать кратковременные водные процедуры в спокойной прибрежной воде. Более того, иногда даже роды происходят не на суше, а на мелководье: это, впрочем, не доставляет никакого удовольствия малышу, и он тут же устремляется на сушу, в чем мать ему всячески помогает.

ТЮЛЕНИ ЮЖНОГО ПОЛУШАРИЯ

 

     В Южном полушарии один из самых распространенных тюленей — крабоед, по своим размерам он немного крупнее нерпы. В своих пищевых предпочтениях, отраженных в названии вида, он — оригинал. В морях, омывающих Антарктический континент, огромное изобилие мелких рачков, плавающих в толще воды, — так называемый планктон. С "кулинарной" точки зрения эти моря представляют собой не что иное, как своеобразный "суп", которого так много, что его хватает для пропитания тысяч многотонных гигантов — усатых китов.

 

     Так вот, тюлень-крабоед — единственный из ластоногих, который тоже приспособился к питанию планктонными рачками (поэтому, наверное, его правильнее было бы называть "рачкоедом"). Но, поскольку, в отличие от китов, питающихся рачками, у этого тюленя во рту "усов" нет, он приспособил для отце-живания воды зубной аппарат. Если у большинства тюленей зубы с одной-единственной вершиной, то у крабоеда каждый зуб с несколькими тонкими, но высокими дополнительными вершинками, или зубчиками. Когда животное наберет в рот воды, кишащей рачками, зубы смыкаются и образуют своеобразную "цедилку", через которую вода выталкивается наружу, а пища остается внутри и переправляется прямо в глотку.

 

      По соседству с мирным тюленем-крабоедом в антарктических морских водах обитает самый страшный хищник среди тюленей — морской леопард. Этот крупный, длиной около трех метров и весящий почти 400 килограммов, тюлень назван так не только за пятнистую окраску, но и за хищнические наклонности, о которых с очевидностью говорит его непропорционально большая голова с огромной пастью. Да и зубы под стать хищническому образу жизни: клыки мощные, коренные с острыми вершинами, чуть наклоненными назад.

 

     Конечно, среди ластоногих есть звери, иногда прихватывающие на зуб птицу или другое небольшое млекопитающее; даже среди моржей изредка встречаются "убийцы", питающиеся нерпами, их отличают длинные, тонкие клыки. Но только морской леопард — признанный специалист по водоплавающей птице и небольшим тюленям, главным образом детенышам других видов; рыба в его рационе составляет исключение. Особо охоч этот хищник до пингвинов: когда они ныряют за рыбой, морской леопард снизу врывается в гущу птичьей стаи, хватает одну жертву, выныривает, судорожно глотает и тут же скрывается под водой в погоне за следующей. Пингвины, словно "чертики из табакерки", выскакивают из воды на льдину или на берег и только там находят спасение от безжалостного преследователя.

 

     Там же, в умеренных водах Южного полушария, встречаются самые крупные из всех ластоногих — морские слоны. Самцы этих гигантов бывают длиной до б метров и весят до 4 тонн, моржи по сравнению с ними — просто "карлики ; самки же, как у всех зверей с гаремным устройством жизни, гораздо меньше, по весу не дотягивают до тонны. Несмотря на грандиозные размеры, у морского слона на удивление гибкий позвоночник: во время ухаживания за самкой самец в пылу страсти способен изогнуться дугой так, что затылком чуть ли не достает до задних ластов. Свое название это морское животное получило за удлиненный мясистый конец морды, отчасти напоминающий хобот слона: в спокойном состоянии он свисает вниз, а в возбужденном зверь вздергивает его вверх и грозно фырчит.

 

УШАСТЫЕ И БЕЗУХИЕ

 

     Да, именно так называют два основных ствола "древа" отряда ластоногих — животных, населяющих прибрежные зоны морей и океанов почти по всему свету. В отличие от китов и сирен, ластоногие — полуводные: пищу они добывают в воде, но размножаются исключительно на суше. Среди них есть и животные средних размеров (некоторые нерпы весят не больше взрослого человека), и настоящие гиганты (морской слон весит почти 4 тонны, как и его наземный "тезка"!).

 

     Общий облик ластоногих вполне "морской". У них вытянутое сигарообразное туловище обтекаемой формы, хвоста почти нет, ноги превращены в гибкие ласты, пальцы целиком заключены в плавательную перепонку. В "медвежьей ветви" ластоногих передние ласты очень большие и широкие, задние сохранили способность подгибаться вперед, поэтому по земной тверди звери могут передвигаться на всех четырех ногах; плавают же они главным образом с помощью передних ластов. В "куньей" ветви, напротив, сильнее развиты именно задние конечности, но подгибать вперед тюлени их не могут. По суше они передвигаются только на брюхе, подобно гусенице-землемерке, похожие волнообразные движения всем телом они совершают и когда плавают. Названия же ушастых и безухих ластоногих вполне заслуженны: у первых действительно имеется крохотная ушная раковина, заметная снаружи, — напоминание о наземных предках, а у вторых она совершенно редуцирована.

 

     Питаются ластоногие мелкой пищей, которую заглатывают целиком: главным образом это рыба, некоторые поедают ракообразных и моллюсков. Поэтому в отличие от их предков — хищных — зубы у ластоногих мало дифференцированы: только клыки крупные, прочие же зубы небольшие, сидят довольно редко. Их назначение — не рвать добычу, а только схватить и не дать вырваться.

 

     Ластоногие, подобно другим морским млекопитающим, — "выводковые", то есть детеныши у них рождаются вполне развитыми. Однако малыш не может сразу идти в воду — шкурка намокнет и звереныш погибнет от переохлаждения. Поэтому мать почти все время держится рядом, чтобы накормить чадо жирным молоком и при необходимости защитить от опасности.

ДЕЛЬФИНЫ

 

     Немногие виды небольших по китовым меркам (длиной не более трех метров) речных дельфинов населяют крупнейшие реки тропических широт — Амазонку и Ла-Плату в Южной Америке, Инд и Ганг на юге Азии; а один вид — озерный дельфин — обитает только в китайском озере Дунтинху, расположенном в 1000 километров от устья реки Янцзы. Темными тенями скользят они парами или небольшими группами по мелководью в поисках добычи — рачков, моллюсков, мелкой рыбешки, обшаривая придонные воды или тыча в тину длинным узким зубастым "клювом" на довольно подвижной голове. Живя в мутной воде рек, несущих тонны мельчайшей взвешенной глины, речные дельфины не могут ориентироваться с помощью зрения: глаза у них крохотные, подслеповатые. Этот недостаток компенсируется способностью речных обитателей к подводной эхолокации: они издают резкие щелчки в ультразвуковом диапазоне и по возвращенному эху узнают, что их окружает.

 

     Каждый, кому довелось путешествовать по морю, наверняка видел небольших дельфинов, весело резвящихся в струях воды под самым носом судна. Это скорее всего были дельфины-белобочки, относящиеся к числу самых обыкновенных дельфинов, их даже можно рассматривать как эталон всего обширного семейства морских дельфинов. Эти обитатели теплых и умеренных вод всех океанов и морей кочуют большими косяками за стаями сельди, сардины, сайры. Глубоко под воду белобочки обычно не ныряют, их сфера активности — 10-15 метров от поверхности. Эти дельфины постоянно посвистывают, скрипят, потрескивают, а иногда "кричат": издают необычайно мощные звуки, подобные выстрелу или грохоту барабана.

 

     Похожа на белобочку, но чуть больше и не так стройна, афалина. У нее очень крупный мозг, по объему даже больший, чем у человека, с большим количеством извилин. Афалины очень дружелюбны, при затруднениях оказывают друг другу посильную помощь. Если кто-то из стаи попадает в сеть или в загон, все остальные кружатся рядом, подбадривают и пытаются освободить пленника. Оглушенного дельфина товарищи подхватывают снизу и выносят наверх, чтобы дать ему глотнуть воздуха.

 

     За афалиной, живущей в прибрежных водах, довольно легко наблюдать с береговых скал. В штилевую погоду можно видеть, как животные идут вдоль ломаной береговой линии, где глубина всего каких-то 2-3 метра, совершают резкие повороты и рывки, гоняются за стайками рыб. Иногда вместо серых спин мелькают светлые животы: дельфины на крутых виражах поворачиваются на бок. Там, где поглубже, афалины стаей дружно скрываются под водой на 5-7 минут, а вынырнув, выпускают небольшие фонтанчики.

 

     У афалин очень богатый вокальный репертуар. Когда животные чем-то возбуждены, они издают резкий свист; во время кормежки от них можно услышать что-то, похожее на мяуканье и лай; при конфликтах с себе подобными они щелкают челюстями.

 

     Подвижность, общительный нрав и высокий интеллект делают афалину желанным гостем в океанариумах — цирках для морских зверей. Она довольно легко переносит неволю, очень хорошо поддается дрессировке, обучается всяческим трюкам: по сигналу вылетает из воды, находит и приносит предметы, берет рыбу из рук.

Категория: Статьи | Просмотров: 4383 | Добавил: Максимелиан | Рейтинг: 4.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Категории раздела
Статьи [54]
Видео [29]
http://www.liex.ru [169]
Реклама
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Реклама






Copyright MyCorp © 2016 | Создать бесплатный сайт с uCoz